Чилийцев это, наверное, раздражает, но в других странах их страну называют скучной. Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, отвечая на вопрос о геополитическом значении Чили, однажды заметил: "Чили - это кинжал, направленный в сердце Антарктиды".

Тем не менее, Киссинджер достаточно заботился об этой стране, чтобы организовать убийство начальника чилийского Генерального штаба в 1970 году, и он поддержал переворот, в результате которого был убит президент-социалист Сальвадор Альенде и в 1973 году к власти пришел военный диктатор Аугусто Пиночет. Правда, это была холодная война, и президент Ричард Никсон хотел этого, но все же...

В любом случае, вот статья о президентских выборах в Чили, которые состоятся в это воскресенье, и я постараюсь, чтобы она не была слишком скучной (хотя не помогает то, что кандидат от правых - трибьют Дональда Трампа).

Многие журналисты представляют эти выборы как очередной эпизод из серии "Америка сходит с ума". После Трампа в США и Болсонаро в Бразилии, здесь появился еще один крайне правый автократ, основывающий свою позицию на национализме, расизме и презрении к законам и правилам, которые сдерживают меньших людей.

Действительно, некоторые журналисты, отчаявшись найти подходящую линию повествования, даже изображают эти выборы как повторение великой чилийской трагедии 1973-1990 годов, когда левое правительство Альенде было жестоко свергнуто 17-летней диктатурой Аугусто Пиночета (3000 казненных или "исчезнувших", 30 000 замученных и т.д.). Но это совсем не так.

Большой неожиданностью в первом туре президентских выборов в прошлом месяце стало то, что больше всего голосов получил крайне правый политик по имени Хосе Антонио Каст. Он обещает спасти Чили от коммунистов (хотя кандидат от коммунистов получил всего один процент голосов) и от злых иммигрантов, которые крадут рабочие места у трудолюбивых чилийцев.

Поскольку за последние годы в страну (население 19 миллионов человек) въехало 1,5 миллиона иммигрантов, большинство из которых - беженцы из Венесуэлы и Гаити, многие чилийцы чувствуют себя подавленными. Каст говорит, что он выкопает могучий ров вдоль границ Чили (7 801 км.), чтобы остановить их - идея могучей стены уже была принята - и это обещание имеет некоторую поддержку.

Пока все по-трамповски, но затем Каст переходит к Болсонаро, с нежностью рассказывая о своем восхищении диктатурой Пиночета. Это у него семейное: его отец был нацистом, воевал в гитлеровской армии и переехал в Чили только после 1945 года. Каст действительно может причинить вред, если станет президентом, но это менее вероятно, чем кажется.

Каст рисует своего оппонента на втором туре выборов 19 декабря, Габриэля Борика, как "коммуниста", но 35-летний бывший студенческий лидер - это овца в волчьей шкуре. Он страдает рефлекторным романтизмом латиноамериканских левых, называя коллег "товарищ" и время от времени отдавая честь сжатым кулаком, но его политический проект вряд ли можно назвать революционным.

Там есть обычные слова о феминизме, зеленой экономике, правах ЛГБТ-сообщества и коренных народов, но политическое сердце программы Борика - это расширение государственной системы здравоохранения и пенсионной системы, сокращение рабочей недели с 44 часов до 40 и восстановление национальной железнодорожной системы.

Под такой программой с радостью подписался бы Джо Байден. Вопрос в том, достаточно ли она радикальна, чтобы убедить разочарованных ветеранов массовых уличных протестов 2019 года прийти и проголосовать за Борика.

Чили - процветающая страна, где половина населения беспокоится о том, чтобы денег хватило до следующей зарплаты. В этой стране самое низкое неравенство доходов среди всех развитых стран, во многом благодаря наследию времен Пиночета.

Другие страны, избравшие к власти автократов-популистов, на горьком опыте знают, что подобная ситуация дает быстроговорящим продавцам змеиного масла много возможностей для работы, поэтому демократы в Чили вправе беспокоиться. Однако последнее голосование в Чили, которое действительно имело значение, показало другую картину.

78% чилийских избирателей одобрили проведение в 2020 году национального съезда для написания новой конституции взамен конституции времен Пиночета. На выборах в мае прошлого года, на которых выбирали людей, которые будут писать эту конституцию, правые партии не смогли избрать даже ту треть депутатов, которая была бы необходима для наложения вето на те части конституции, которые не нравятся правым.

Чилийский электорат явно находится в переменчивом настроении, но менее половины из них потрудились проголосовать в первом туре президентских выборов в прошлом месяце. Они ждали второго тура, когда им придется выбирать не из семи, а только из двух кандидатов.

В последнем опросе перед выборами Борич все еще опережал Каста на 52%-48%. Это близко, но, вероятно, достаточно.