Большинство ирландских католиков ее времени ненавидели Англию, но она сохранила свою ненависть к Германии, потому что половина молодых людей, которых она знала, погибли в Первой мировой войне. Ей нужно было понять, почему жителей Ньюфаундленда убивают немцы за тысячи километров от дома, и это был ее ответ.

Во время Второй мировой войны она содержала пансион, где останавливались между рейсами офицеры военно-морского флота, следовавшие с конвоями в Северной Атлантике. На единственной сохранившейся детской фотографии я изображена на коленях у молодого канадского лейтенанта, который погиб меньше чем через месяц, торпедированный подводной лодкой прямо у устья гавани. Опять немцы. Она так и не простила их.

Конечно, она была неправа, и в наши дни никто так не говорит о немцах. Ну, некоторые русские все еще говорят, но многие люди на Западе находятся в процессе переноса этой клеветы на самих русских. Теперь они считают - во многом благодаря вторжению на Украину - что именно у русских война в крови.

Это растущее убеждение было вытащено на свет неудачным замечанием Джо Байдена о том, что президент России Владимир Путин "не может оставаться у власти". Это было широко истолковано как подстрекательство к смене режима в Москве, что было бы хорошей идеей, но не является допустимым комментарием с точки зрения международного дипломатического дискурса.

Белый дом должным образом выступил с опровержением того, что Байден угрожал свергнуть Путина, и новостной цикл перешел к следующей теме. Однако публичное обсуждение возможности свержения Путина подняло другой, более фундаментальный вопрос: изменит ли избавление от Путина ситуацию к лучшему?

Несомненно, сейчас об этом пишет еще дюжина людей, но первая статья, которая привлекла мое внимание, была опубликована в "i", лондонской газете, которая утверждает, что она предназначена для "отставших от жизни читателей качественных газет". Она называлась "Избавиться от Путина не выход - дело глубже", и она достаточно показательна в своем роде.

Ее написал Марк Уоллес, исполнительный директор блога Conservative Home, который утверждает, что "неудобная правда, стоящая за сохранением власти (Путиным) и тем, что он решает с ней делать, заключается в том, что большой и влиятельной части российского общества активно нравится то, что он делает".

"Путин оценил, что сделает его популярным лидером, и принялся за дело. Кровавый след конфликта, который он проложил от Москвы через Грузию, Сирию и Украину... является неотъемлемым элементом его обращения к своим избирателям, как к верхушке экономического, военного и политического истеблишмента России, так и к мужчинам и женщинам с улицы".

Другими словами, война у русских в крови.

Об этом говорят даже опросы. В телефонном опросе, проведенном две недели назад компанией Lord Ashworth Polls, 76% заявили, что поддерживают "специальную военную операцию" в Украине, 81% сказали, что это необходимо для защиты безопасности России, а 85% положительно оценили Владимира Путина.

Конечно, эти цифры не заслуживают доверия: вы бы всегда говорили правду незнакомцу, который звонит неожиданно и задает опасные вопросы? Поразило и то, что большинство представителей самой молодой возрастной группы (18-24 года) фактически выступили против войны, так что есть некоторая надежда, если вы этого хотите. Но явное большинство россиян решительно поддерживает вторжение в Украину.

Русские заблуждаются, но это заблуждение, которое поразило почти все бывшие европейские колониальные державы после того, как они потеряли свои империи. Можно назвать это "постимперской мышечной памятью", подобно фантомному ощущению, что ампутированная нога все еще там, даже после того, как ее уже нет. Обычно это связано с несколькими предрешенными войнами.

Пик этого периода пришелся на 1950-1975 годы, когда французы, британцы и португальцы вели по несколько бесполезных войн, чтобы удержать свои колонии или, по крайней мере, обеспечить, чтобы "дружественные" режимы унаследовали власть после обретения независимости: Алжир и Вьетнам; Кения и Кипр; Ангола и Мозамбик.

Российская империя умерла гораздо позже (1991 год), отчасти потому, что это была сухопутная империя, в которой множество русских поселилось во всех колониях, а отчасти потому, что последние семьдесят лет она притворялась, что не является империей, называя себя Советским Союзом. Поэтому большинство россиян даже не понимают связи с деколонизацией в других странах.

Но на самом деле это одно и то же преходящее явление, с одним и тем же неизбежным результатом. На самом деле у русских война в крови не навсегда. Во всяком случае, не больше, чем у всех остальных.