Демографические и экономические показатели являются положительными. Население страны выросло в четыре раза с момента обретения независимости в 1947 году, но сейчас рост населения снизился до "уровня воспроизводства": 2,1 ребенка на одну полную семью.

Нынешнее молодое поколение настолько велико, что население будет расти до 2060 года, когда оно достигнет 1,7 млрд. человек. Положительная сторона этого заключается в том, что Индия будет иметь быстро растущую молодую рабочую силу в течение еще одного поколения, в то время как ее единственный конкурент, Китай, будет иметь быстро стареющее и сокращающееся население (1,2 млрд. человек и все еще падающее в 2060 году).

ВВП на душу населения в Индии растет примерно на 5% в течение многих лет, и если этот рост продолжится в течение следующих 25 лет, он вырастет до $7 500 на человека. Это, безусловно, относится к нижнему уровню развитых стран (таких как Мексика, Южная Африка или Китай сегодня). Учитывая численность населения Индии, ее экономика, безусловно, вошла бы в пятерку крупнейших в мире.

Так что прогноз Моди, конечно, вполне реален, но есть две большие "дикие карты". Первая - это климат: хотя только половина Индии технически находится в тропиках, вся она, кроме крайнего севера, страдает от долгого и очень жаркого лета.

Это лето было самым жарким за всю историю, во многих крупнейших городах температура воздуха несколько дней подряд превышала 45°C. Что бы мы ни делали с климатом в будущем, в ближайшие 25 лет ситуация в Индии может только ухудшиться.

Это приведет к тому, что страна окажется в зоне, где людям буквально небезопасно заниматься ручным трудом на улице в разгар лета; смертность возрастет, а производство продуктов питания снизится. Никто точно не знает, насколько все будет плохо, но, несомненно, будет намного хуже, чем сейчас.

Другая "дикая карта" - это война. После испытаний ядерного оружия в Индии и Пакистане в 1999 году субконтинент живет под угрозой "локальной" ядерной войны, которая опустошит обе страны (а также вызовет глобальную нехватку продовольствия, которая продлится по меньшей мере четыре-пять лет).

Индо-пакская ядерная война не является неизбежной, но в отличие от крупных ядерных держав эти две страны вели друг против друга реальные войны - три за последние 75 лет. Вероятность того, что такая катастрофа действительно произойдет, несомненно, намного выше нуля.

У каждой страны сейчас около 160 ядерных боеголовок, и хотя обе страны сейчас работают над тем, чтобы выйти из опасно нестабильной фазы "используй их или потеряешь", когда внезапное нападение может разоружить другую сторону, реальной стабильности не найти, когда противники находятся так близко и вражда так интенсивна.

Поэтому нет никакого вреда в том, чтобы задуматься о том, не лучше ли было сохранить весь Индийский субконтинент, впервые объединенный Британской империей, в целостности после обретения независимости, а не разделять его на две страны (а в конечном итоге на три, считая Бангладеш).

Раскол отнюдь не был неизбежным. И Махатма Ганди, и Джавахарлал Неру, два главных индуистских лидера движения за независимость, хотели создать инклюзивную, несектантскую республику, включающую всю Британскую Индию, хотя они не смогли предложить мусульманам достаточных гарантий, чтобы обеспечить их поддержку.

Мухаммед Али Джинна, главный мусульманский лидер в 1947 году, действительно хотел выделить из страны Пакистан, где большинство составляли мусульмане, но британское правительство не обязано было удовлетворять его требование. Он добился своего, потому что Великобритания была практически разорена после Второй мировой войны и спешила сбросить с себя ответственность за Индию.

Сэр Сирил Рэдклифф, британский юрист, никогда не бывавший к востоку от Парижа, получил пять недель, чтобы провести разделительную линию между двумя новыми странами. Около 15 миллионов человек, оказавшихся по ту сторону этой линии, стали беженцами, последовала взаимная резня, и через несколько недель между Индией и Пакистаном началась первая война. Но все могло быть иначе.

В неразделенной "большой Индии" сегодня проживало бы 1,8 миллиарда человек, примерно одна треть - мусульмане и две трети - индуисты. Это практически гарантирует, что обе группы будут представлены в каждом правительстве и в большинстве политических партий.

Многим странам в мире удается быть демократическими и процветающими при сопоставимых религиозных и/или этнических различиях. Большая Индия" не потратила бы впустую 75 лет высоких расходов на оборону, и не было бы риска ядерной войны.

Вся эта энергия была бы направлена на гражданские приоритеты, и объединенная Индия могла бы уже сейчас считаться развитой страной. Могли бы быть.