Именно так Дарья Дугина, погибшая в субботу вечером под Москвой от взрыва заминированного автомобиля, описала себя в мае прошлого года в интервью малоизвестному ультраправому бретонскому сайту Breizh-info.com. ("Глобалист" в ультраправых российских кругах означает Соединенные Штаты, НАТО или "Запад"; "евразиец" - это просто более широкий способ сказать "русский").

Бомба в автомобиле, убившая 29-летнего философа и журналиста, вероятно, предназначалась ее отцу Александру Дугину, тоже философу, которого зарубежные СМИ иногда называют "мозгом Путина" из-за его предполагаемого влияния на российского президента. Они вместе поехали на мероприятие в поддержку российского вторжения в Украину, где выступал Дугин. Он поехал домой на другой машине и таким образом избежал взрыва, но они были очень близки.

Я имею честь быть в одной лодке с моим отцом (на одном экзистенциальном корабле), будучи дочерью великого ученого и автора 24-томного труда "Ноомахия". Noomachia ("Войны разума"). Тот факт, что мы находимся под санкциями США, Канады, Австралии и Великобритании, является символом того, что мы, Дугины, находимся на пути истины в борьбе против глобализма".

Путь истины", которым они оба шли, был неоплатонизм, стиль раннехристианского мистицизма, настолько заумный и абсурдный, что я не буду пытаться объяснить его здесь, кроме того, что он был очень увлечен идеальными формами и не очень увлечен материей. Он оставался модным в некоторых частях православной церкви, а недавно нашел поддержку у российских ультранационалистов.

Но Дарья Неоплатонова (псевдоним Дугина как писателя) была убита не за то, что сказала: "Основное направление мысли поздней неоплатонистской политической философии - развитие идеи о гомологии души и государства и о существовании в обоих аналогичного троичного порядка". Ее отец тоже не стал объектом преследования за свои опасные идеи.

Я никогда не встречался с Дарьей Дугиной, но однажды брал интервью у ее отца около дюжины лет назад, когда еще считалось, что он близок к Владимиру Путину. (Сейчас он, конечно, таковым не является, и даже потерял работу в Московском государственном университете). Мой русский язык к тому времени изрядно подпортился, поэтому на интервью в его скромной квартире я взял с собой переводчика.

Александр Дугин продолжил подробно рассказывать о злодеяниях, причиненных русской душе злобными иностранцами, и о необходимости "экзистенциальной политики", чтобы противостоять им, но среди череды абстрактных существительных было мало конкретных политических идей.

Я также заметил, что переводчик упускал довольно много из того, что он говорил. Я подумал, что он просто слишком быстро для нее говорил, но когда я спросил ее после, она сказала, что была слишком смущена некоторыми его словами. Он не разглагольствовал, но националистическая паранойя была неослабевающей и подавляющей.

Дело в том, что ни отец, ни дочь не были важной целью с точки зрения их влияния на российскую политику, что практически исключает какой-либо российский мотив для их убийства. Дарья Дугина с энтузиазмом поддерживала нападение на Украину - она даже посетила завоеванный город Мариуполь - но она была просто еще одной группой поддержки.

Так кто же заложил бомбу? Почти наверняка кто-то из украинцев, который был частью обширной разведывательной сети этой страны в России, или кто-то из российских преступников, которому заплатили украинцы. (В России проживает около двух миллионов украинцев).

Были ли Александр или Дарья законной целью? Ни один из них не был совершенно невинным свидетелем конфликта, но они, безусловно, были безоружными гражданскими лицами, поэтому большинство людей сказали бы, что взрыв был преступлением.

Был ли это терроризм? Да, в том специфическом смысле, что его мотивом должно было быть желание показать, что Украина может безнаказанно наносить удары в любой точке России, и тем самым запугать русских, чтобы они отказались от своего вторжения в Украину. (Возможно, это не возымеет такого эффекта, но это единственный правдоподобный мотив).

Повредит ли это украинскому делу с точки зрения общественного мнения в других странах? Возможно, немного, потому что взрывы молодых женщин никогда не выглядят хорошо, но, вероятно, только на короткое время. Это война, и в тот же день российский обстрел ранил двенадцать мирных жителей, включая четырех детей, в украинском городе Вознесенске.

В чем разница, кроме того, что российские артиллеристы не знали имен своих жертв, а украинец, заложивший бомбу, убившую Дарью Дугину, не носил форму?